Почему я в Британии
Есть смысл перефразировать Юлия Цезаря «Пришел, увидел,  и … был побежден!». По прошествии более чем 2000 лет иностранцы до сих пор оказываются во власти обаяния Британии, но что они думают об этом сейчас? Вот что некоторые выдающиеся иностранцы говорят о том, почему им нравится жить в Великобритании.

Альбер Ру, Франция

Родившийся во Франции шеф-повар  и его брат Мишель основали Le Gavroche –  первый ресторан в Британии, которому были присуждены три Мишленовские звезды.  Среди его протеже Гордон Рамзи, Марко Пьер Уайт, и Маркус Уареинг.

Я прибыл в эту страну в возрасте 18 лет в 1953 году. На вокзале Виктория меня встретил шофер леди Нэнси Астор, которая наняла меня посудомойщиком. Было 5.30 вечера, и я не мог поверить своим глазам: люди спешили домой с зонтами в руках (хотя дождя не было) и в шляпах-котелках. Я написал матери, что попал в карнавальный период, и все вокруг в маскарадных костюмах! Я был приглашен на чай – это было мое первое знакомство с этим напитком, и был удивлен тем, что водитель раздавал талоны на чай и сахар.  Я вырос в скромных условиях и дом Асторов показался мне просто раем, а еда для работников была великолепна - нас кормили жареной курицей, мясом кролика.

В свободное  от работы время я случайно зашел в Уголок Ораторов в Гайд Парке и был удивлен тем,  что люди громко разговаривали и жестикулировали, но при этом не дрались.  Во Франции такого не могло бы происходить.  Примерно год у меня ушел на то, чтобы осознать, что я родился на неправильной стороне пролива. Свобода выражения и возможность следовать своим убеждением в этой стране непревзойденны.

Я убежденный роялист и считаю огромным бонусом то, что страной правит королевская семья, особенно после того, что происходило в стране моего рождения.

Теперь я британский гражданин и очень этим горжусь. Интересно, что сны я теперь вижу тоже на английском.  Если между  Францией и Англией произошел бы конфликт, я хотел бы готовить для британских солдат.

Сэр Марк Тодд, Новая Зеландия

Золотой медалист Олимпийских Игр 1984 и 1988 года по конному троеборью, он также четырежды был победителем Badminton Horse Trials и пять раз выигрывал Burghley. В 2013 году он был награжден Рыцарским Орденом Новой Зеландии за Заслуги, и сейчас проживает в графстве Уилтшир в Англии.

В 1980 году, когда я выиграл Badminton с первой попытки, это стало большой новостью дома: я обошел зятя Королевы и был награжден самой Королевой трофеем с карикатурой, на которой Герцог Эдинбургский говорил «Марк кто?». Несмотря на то,  что я также победил знаменитую английскую спортсменку Люсинду Прайор-Палмер, и то, что на протяжении 15 предыдущих лет трофей все время находился в руках британцев, я, тем не менее, получил удивительно теплый прием в этой стране.

Я выглядел непривычно для англичан в моих джинсах-клеш и с новозеландским акцентом, и люди слегка удивлялись странному незнакомцу, вторгшемуся в их сложившийся круг, но одновременно были ко мне очень добры, особенно тренер британской команды леди Хью Расселл, которую все боялись. Она часто приглашала меня погостить у нее дома в Уилтшире, и мне очень нравилось погружаться в британскую систему и домашнюю атмосферу  их английской семьи.

Моя жена Кэролин тоже родом из Новой Зеландии. Нам все время нравилось графство Уилтшир, и теперь мы там живем, а местные просторы напоминают мне районы округа Уаикато в Новой Зеландии,  в котором я вырос.

Британия – это  дом моего спорта, с  отличным оборудованием, магическими историческими местами для проведения мероприятий – например, Бергли – одно из моих любимейших мест.  Кроме того, здесь есть целая сеть специально организованных волонтеров.

В 2008 году, когда я вернулся  в спорт после восьмилетнего перерыва, все было так знакомо, по-доброму,  и меня все приняли так тепло, как будто я никуда не исчезал надолго.

Эдвард Саакян, Армения

В 1979 году его семья бежала от революции в Иране. В Иране их семья владела  двумя пивоваренными заводами, что грозило им тюремным заключением. Семья обосновалась в Лондоне, где он основал Davidoff of London, и до сих пор руководит их помещениями на Сент Джеймс Стрит.

В моей приемной стране я очень сильно ценю соблюдение закона, общую вежливость и справедливость общества, свободу слова, длинные летние вечера, толерантность к эксцентричности, а также бережное отношение к истории и соблюдение церемоний и традиций. Где еще вы можете жить в таком огромном городе, как Лондон, и при этом чувствовать, что ваш район – это милая  уютная деревушка?

Так как глобализация подводит нас к политкорректности и высокому уровню жизни, я могу гедонистически наслаждаться устрицами из Wiltons, портвейном из Berry Bros & Rudd и сыром из Paxton & Whitfield, вдобавок совмещая это с хорошей сигарой, и не чувствовать себя при этом преступником. Я могу только надеяться, что политики не станут неправомерно эксплуатировать доброжелательность людей или цивилизованность нашего общества. Эти качества – сокровища нашего общества.  

Даниэль де Нис, уроженка Австралии, натурализованная гражданка Америки

Оперная певица Даниэль получила известность среди  широкой публики как Клеопатра в «Юлии Цезаре» на оперном фестивале Глиндебурна в 2005 году. С тех пор  Даниэль стала хозяйкой фестиваля, выйдя замуж за внука его основателя.

Первое, что приходит на ум – это сами британцы: их любовь к природе и загородной жизни, чувство юмора и стойкость. Британцы -  одни из самых стойких и любящих природу  людей, известных человечеству. Я никогда не встречала людей, более одержимых времяпровождением на свежем воздухе несмотря ни на что – и я имею в виду несмотря  совсем ни на что!  В других странах тащиться на улицу для двухчасовой прогулки в грозу без зонта было бы абсурдно,  но для британцев это типичное воскресное времяпровождение! Я подозреваю, что если бы они разрешали погоде влиять на их настроение, то они никогда бы не выходили из дома и стали бы очень скучными.

Также здесь присутствует большое количество эксцентричности – самые смелые и необычные привычки, начиная от нестандартных мнений, манеры одеваться или поведения за столом, считаются здесь забавными. Это, бесспорно, заставляет меня любить британцев, а также завоевывает сердца иностранцев, многие из которых считают, что британцы действуют в диапазоне от блистательно эксцентричного  до действительно сумасшедшего.

Самое главное, британцы не воспринимают себя слишком серьезно, и так же с юмором и любовью относятся к окружающим.

Джоао де Валлера, Португалия

Посол по особым поручениям при дворе королевы Великобритании на протяжении последних четырех лет.

Я должен ограничить мои наблюдения кругом моей  каждодневной жизни – Лондоном. Первое,  что возникает  в моем сознании, когда я оглядываюсь на этот великолепный и важный  период моей жизни – это великие традиции, знаковые примеры архитектурного наследия и широкие дипломатические контакты.

Как большой любитель музыки и изобразительного искусства, я также с удовольствием испытал множество вдохновляющих моментов в Wigmiore Hall, Royal Opera House и в Barbican, Tate, National Gallery, British Museum, Courtyard Institute и Saatchi Gallery. В моей памяти ярко сохранились прогулки по паркам, скверам и улицам Лондона по выходным с фотоаппаратом  в руках.

Также в памяти запечатлелись утренний вид, открывающийся из моего окна на статую Henry the Navigator; счастливые встречи с посольством Португалии; случайное обнаружение на Трафальгарской площади статуи Bartolomeu Dias – португальского мореплавателя, открывшего в 1488 году мыс Доброй Надежды; веселые посиделки с португальским вином и теплое общение с активным португальским сообществом в этом прекрасном городе.

Мишель Холдинг, Вест-Индия

Один из самых быстрых подающих игроков в крикет прошлого века, которого знают по прозвищу «Шепот Смерти» за тихую манеру игры.

Больше всего в Великобритании меня радует порядок вещей: очереди и хорошие манеры.  Люди вежливы, и я с комфортом вожу машину на ваших дорогах. Это меня всегда поражало. Я думаю, что Англия намного лучше дисциплинирована и организованна, чем США.

наверх